israelinfo - Израиль на ладони

Новости Израиля

Новости в одну строку

Новости в одну строку
Калейдоскоп 27 августа 2018

Самый опасный национальный парк Израиля

Территория национального парка Барам уставлена красными табличками, предупреждающими об опасности. Взимая за вход на территорию национального парка по 14 шекелей с посетителя, Управление национальных парков не объясняет, что за опасные руины громоздятся вокруг в непролазных зарослях сухих колючек.

Одна из красных табличек установлена рядом со входом в прекрасно сохранившееся здание церкви с крестом и колокольней, стоящее по соседству с аккуратно отреставрированными руинами древней синагоги. История синагоги излагается на двух языках на установленном рядом щите; о церкви никакой информации нет — только предупреждение Земельного управления, что вход на ее территорию «опасен».

Церковь, между тем, действующая, и в субботу там довольно людно. Смотритель, приветливый мужчина средних лет, охотно отвечает на наши вопросы, но понижает голос, когда рядом появляется работник национального парка в зеленой футболке с надписью «Битахон». «При нем говорить опасно?» — «Нет, не опасно», — смущенно отвечает он, явно устыдившись своей робости.

«Почему бы вам не поставить табличку с информацией о церкви?» — наш первый вопрос вызывает общее оживление. «Мы постоянно их ставим, а они ломают и выбрасывают», — почти хором отвечают смотритель, сидящий рядом седоусый старик и двое жизнерадостных детей-подростков. Так выясняется, что администрация национального парка не просто не дает посетителям информации о местных исторических памятниках, но активно препятствует ее появлению. Более того, именно администрация национального парка заботится о том, чтобы на территории церкви сохранялась реальная опасность: полуразрушенная каменная стена над заросшим колючками обрывом. «Мы пытались поставить ограждение — они его сносят». Далее нам показывают еще и руины снесенного администрацией туалета.

Все эти абсурдные странности имеют простое и очень печальное объяснение: война, начавшаяся 70 лет назад, не кончена, она продолжается. Здесь, в Израиле, в пределах «зеленой черты» евреи и арабы не стреляют друг в друга, но продолжают тихую и упорную войну за землю, и сила не приносит победы в этой войне.

Национальный парк Барам создан на территории бывшей арабской деревни Бирам. В 1948 году там жили около тысячи христиан-маронитов. Армия попросила их «на недельку» покинуть свои дома — и не впустила обратно. Половина населения ушла в Ливан. Оставшиеся в Израиле жители Бирама и расположенной неподалеку деревни Икрит, где жили арабы греко-католической веры, выиграли иск против государства в БАГАЦ. Это был единственный в истории случай, когда израильский суд признал право арабских беженцев 1948 года на возвращение в свои дома.

Вердикт был вынесен утром, а в тот же вечер самолеты ЦАХАЛа сравняли обе деревни с землей. Перед этим, как рассказали нам старики, военные «выполнили» постановление суда, вручив им ключи от их домов, — и тут же, «в другую руку», вручили приказы о выселении.

Это часть той истории, которую палестинские арабы называют «Накбой», национальной трагедией своего народа. Прошло 70 лет, но дети и внуки изгнанников Бирама и Икрита знают эту историю, как будто она случилась вчера с ними лично. В Бираме сохранились развалины домов, и родители показывают детям «свои» руины. Мы постеснялись спросить, взимают ли с них по 14 шекелей за доступ к этим развалинам..

В Икрите все сровнено с землей, от домов ничего не осталось. Вокруг церкви — палатки и надувные бассейны, в которых плещутся самые маленькие. Дети постарше лежат, уткнувшись в экраны мобильников, внутри здания церкви на матрасах, разложенных вдоль стен вокруг стоящего посреди храма теннисного стола. Родители сидят в тени во дворике, пьют кофе, беседуют. Это — «летний лагерь», организуемый ежегодно ради сохранения земляческой общины и передачи детям исторической памяти.

Наиф Хури, бывший корреспондент арабоязычной редакции «Коль Исраэль», рассказывает нам, что церковь в Икрите построил в 19 веке его пра-пра-прадед, там он и похоронен — внутри алтаря сохранилась надгробная плита.

Изгнанники из Бирама и Икрита до сих справляют все свадьбы своих детей и внуков на развалинах своих деревень и хоронят всех своих умерших на старых деревенских кладбищах. Этому государство не препятствует — за мертвыми признается «право на возвращение».

Нам, выходцам из СССР, понять такую долгую память трудно, почти невозможно. Десятилетия свирепого государственного террора научили наших дедов и родителей забывать обо всем, кроме выживания, отрекаться от отцов и братьев, ехать куда угодно, где не убивают, — и не рассказывать детям «лишнего», чтобы не подвергать их смертельной опасности. Арабские дети, живущие сегодня по соседству с нами в Хайфе, Акко, Назарете и по всей стране, растут в другой атмосфере.

В 2007 году, когда мы были в этих краях впервые, в национальный парк Барам пускали бесплатно, но и там, и в Икрите было пустынно. Службы в церквах проводились раз в год. Сейчас там бурлит жизнь.

«На что вы надеетесь?» — спросили мы Наифа Хури. Он ответил: «В 80-90 годы мы вели переговоры с правительством и почти договорились. Но Рабина убили, пришел Биби. Когда-нибудь придут другие люди, нормальные, с которыми снова будет можно говорить».

«Мира нет из-за того, что палестинцы все еще надеются на возвращение. Надо лишить их надежды». Те, кто так говорит, призывают к полномасштабному государственному террору. Других средств стирания коллективной памяти и надежды история не знает.

Понравилась новость?  Порекомендуйте друзьям:

Еще новости по теме: история, накба
Заметили ошибку в тексте?
Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
Условия использования информации News.IsraelInfo.co.il — Новости Израиля © 2003 — 2020