israelinfo - Израиль на ладони

Новости Израиля

  • //
  • //
  • Премьер-министр за недостатком улик: как были закрыты первые уголовные дела Нетанияху
Право 14 февраля 2018

Премьер-министр за недостатком улик: как были закрыты первые уголовные дела Нетанияху

Премьер-министр за недостатком улик: как были закрыты первые уголовные дела Нетанияху

В своем телевизионном обращении к народу после публикации рекомендаций полиции глава правительства Биньямин Нетанияху выразил уверенность, что новые уголовные дела против него развалятся так же, как и все предыдущие, которых, по словам премьер-министра, было не менее пятнадцати.

Действительно, три юридических советника правительства в разное время закрыли уголовные дела Нетанияху «за недостатком улик» и «за истечением срока давности».

Биньямин Нетанияху впервые стал подследственным в первый же год своего первого срока на посту премьер-министра. Вместе с тогдашним министром юстиции Цахи Анегби, главой канцелярии премьер-министра Авигдором Либерманом и министром Арье Дери начинающий глава правительства стал фигурантом уголовного дела «Бар-Он — Хеврон». Дело было возбуждено по материалам журналистского расследования Аялы Хасон: она рассказала, что Нетанияху, Анегби и Либерман оперативно «провернули» назначение юриста-ликудника Рони Бар-Она на пост юридического советника правительства, дабы обеспечить «легкую сделку с правосудием» для подсудимого Арье Дери, который в обмен на эту услугу согласился проголосовать за вывод израильских войск из Хеврона.

Согласно расследованию Хасон, Бар-Он пообещал Дери в случае своего назначения обеспечить ему легкие условия сделки с прокуратурой, позволяющие быстро вернуться в политику. Либерман пообещал провести назначение Бар-Она, и фракция ШАС проголосовала за вывод войск. Однако лидер ШАС оказался в итоге у разбитого корыта — Бар-Он подал в отставку вскоре после своего назначения, а Дери, в дополнение к обвинениям в коррупции, предъявили еще и обвинение в шантаже. Полиция тогда рекомендовала предъявить обвинения и остальным подозреваемым, но Эдна Арбель, временно исполнявшая обязанности юридического советника правительства, решила обвинить только Дери, а остальным закрыла дела «за недостатком улик».

Прошло два года, и премьер-министр Биньямин Нетанияху вновь стал подозреваемым. Его второе уголовное дело осталось в памяти израильтян как «дело Амеди» — по фамилии владельца компании грузоперевозок Авнера Амеди, предъявившего канцелярии премьер-министра гигантский счет на 440,000 шекелей.

Как и дело «Бар-Он — Хеврон», дело Амеди выросло из журналистского расследования Моти Гилата, который тогда работал в «Едиот Ахронот». Журналист сообщил, что Авнер Амеди бесплатно предоставлял услуги супругам Нетанияху до их вселения в резиденцию на улице Бальфур, а потом приплюсовал счет за эти прошлые услуги к счету за перевоз семейства Нетанияху в резиденцию главы правительства, оценив все работы по упаковке и перевозке по завышенным тарифам. Впоследствии полиция пришла к выводу, что такой счет советовала предъявить к оплате супруга премьер-министра Сара Нетанияху, а гендиректор канцелярии премьер-министра Моше Леон и начальник хозяйственного отдела Эзра Саидоф готовили счет Амеди к оплате.

После того, как разразился скандал, счета Амеди оплачены не были. Полиция рекомендовала предъявить супругам Нетанияху обвинения в мошенничестве и попытке незаконного присвоения государственных средств. Государственный прокурор Эдна Арбель поддержала рекомендации полиции. Нетанияху проиграл выборы, лишился премьерского поста, но юридический советник правительства Эльяким Рубинштейн в итоге закрыл дело — снова «за недостатком улик».

Рубинштейн решил, что обвинение не сможет доказать в суде, что Амеди подал к оплате раздутый счет с ведома и по наущению супругов Нетанияху. Биньямин и Сара категорически отрицали свою причастность и утверждали, что Амеди пытался обмануть государство по собственной инициативе. Эдне Арбель эта версия показалась неправдоподобной, но юридический советник запретил государственному прокурору публиковать свои выводы. Рекомендации госпрокурора Арбель по делу Амеди были обнародованы лишь в 2004 году, по постановлению Верховного суда, новым юридическим советником Мени Мазузом.

Не получив обещанных денег от государства, Авнер Амеди подал гражданский иск против Государства Израиль и супругов Нетанияху. Он заявил, что Сара и Биньямин десять лет пользовалось его дорогостоящими услугами бесплатно и задолжали ему 730,000 шекелей, включая индексацию и проценты.

Размеры предъявляемых счетов перевозчик объяснил непомерными требованиями, которые предъявлялись супругами Нетанияху к упаковке перевозимых вещей. По словам Амеди и его сотрудников, их фирма специализируется на упаковке грузов для морских и авиа-перевозок, но Сара Нетанияху требовала применять те же стандарты упаковки при простом переезде на соседнюю улицу в Иерусалиме.

Семейство Нетанияху ответило встречным иском на два миллиона шекелей за «диффамацию, моральный ущерб и имущественные потери». В итоге, как сообщалось, Биньямин Нетанияху заключил с Амеди мировое соглашение, согласившись заплатить ему 70,000 шекелей за неоплаченные частные услуги и предоставив взыскивать остальные долги с государства.

В 2006 году, когда. Биньямин Нетанияху сидел в оппозиции, государственная прокуратура сообщила ему, что если суд удовлетворит иск Амеди, государство будет взыскивать деньги с Нетанияху, который «по халатности» стал виновником тяжбы.

«Услуги и перевозки предоставлялись частным образом семейству Нетанияху, выгоду от них получало только оно, и потому претензии могут адресоваться только к нему. Семейство Нетанияху имело право на помощь государства в осуществлении лишь двух переездов, с частной квартиры на служебную и оттуда в резиденцию премьер-министра. Амеди не подавал заявку на конкурс\. канцелярия премьер-министра никогда не нанимала его, не знала и не утверждала его услуги.. Семейство Нетанияху поручило две перевозки Амеди на почве личного знакомства, завязавшегося при предоставлении частных услуг, в обход обязательного конкурса, вопреки всем правилам и принятым нормам осуществления работ, финансируемых из государственной казны. В июне 1999 Амеди было обещано, с учетом его положения, что канцелярия выплатит ему 50,000 шекелей плюс НДС — это, по всем меркам, самая высокая сумма, далеко превосходящая то, что заплатило бы государство, если бы перевозки осуществил выигравший конкурс подрядчик», — говорилось в письме прокуратуры.

Чем завершился процесс Амеди против Государства Израиль, неизвестно: СМИ об этом не писали. Интернет-страницы, где публикуются судебные решения, не индексируются поисковыми машинами в интересах «защиты тайны частной жизни» тяжущихся сторон, этими документами торгуют частные базы данных — но эти базы не только удаляют документы судебных решений по требованию любого заинтересованного лица, но и за скромную плату в 50 шекелей готовы «вычистить» удаленный документ из поиска Google.

Фото Ави Охайон. GPO

Понравилась новость?  Порекомендуйте друзьям:

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter

Читайте наши новости на:

Еще в разделе «Право»


Условия использования информации News.IsraelInfo.co.il — Новости в Израиле © 2003 — 2018
Система Orphus